В ОТПУСК – В МОНАСТЫРЬ. Уйти, чтобы придти В СЕБЯ… (Виктория Ковальчук)

Уйти в монастырь хотя бы на время отпуска, не означает убежать, спрятаться. Уйти, чтобы прийти В СЕБЯ.

В ОТПУСК – В МОНАСТЫРЬ

«Монастырь – это, как остров Неба на несчастной земле» (Пётр Давыдов)

Четыре долгих года собиралась в гости к матушкам в монастырь. Долгая дорога! Вечные заботы, бесконечные проблемы, житейские хлопоты перегородили дорогу к Храму. Но настал час «пи»: война, озлобленность людей, ненависть, недоверие к друг другу, поток лжи – вытолкнули меня из привычной среды.
Приняла решение: еду в монастырь «лечиться».

Лето в этом году экстремально жаркое. Солнце словно жаждет сжечь нашу злость и агрессивность… Дорога – хоть не дальняя, но не прямая, с пересадками. Беру небольшой рюкзак и сумки-пакеты с гостинцами. Мирскому человеку поездка — уйма вещей до «швы расходятся». Вдруг понадобится… В монастырь ехать с кучей барахла смешно, глупо и… смутительно. Длинная в пол юбка, тёмная блузка из непрозрачной ткани, с длинным рукавом, под шею, но с лукавой, не монашеской «слёзкой» на груди. Поэтому пришлось взять, на всякий случай, чёрную, но очень плотную кофту на пуговицах. В ней и проходила всё время… На ноги — босоножки, но ступня должна быть закрыта, поэтому беру тёмные носки. На лице -ни полкапли косметики, на языке — ни полслова вранья.

Добиралась на перекладных: электричка, такси, один автобус, второй.1
Женский монастырь, как островок, неведомой нам, мирянам, жизни, укрылся среди дремучих лесов, болот, лугов Полесья. Ближайшее село в 5 км от монастыря.
Монастырь небольшой – 8 монахинь, если быть точной: матушка игуменья, три монахини, остальные инокини. Монастырю 15 лет. Начинали с вагончика (там была и трапезная, и кухня) и двух сараев, где жили монахини.
1aЛеса, болота, зеркальца озёр, в них смотрятся вековые дубы, ели, сосны, берёзы, осины… Можно встретить возле кельи ужа, белок, ежей, а рядом с монастырём — и болотных черепах, гадюк… Любят Полесье аисты; по дорожкам монастыря, ритмично дёргая острыми хвостиками пробегают трясогузки.
И, конечно, приволье — для комаров и слепней. К этому надо привыкнуть! Чувствительным паломникам советую запастись всякими мазями, «пшикалками». Но, вот удивительно, на самой территории монастыря тучи комаров существенно редеют, а в кельях тем паче их нет – на всех форточках в окнах аккуратно приделаны сетки.

Наблюдение
Местный священник, окормляющий матушек и паству из близлежащего села, ездит на дешёвеньком двухместном мотоцикле, сняв рясу, но со скуфьёй на голове. Запомнилось его лицо с чисто славянскими, русскими чертами – прямой нос, густая, короткая борода, волнистые волосы, светло-русые с медным отливом, и ярко-синие глаза – этакий образ богатыря-русича.

Происшествие 
Ворота со времени Майдана на ночь запираются. 4Паломник живёт по монастырскому уставу, и всё исполняет по благословению настоятельницы. Меня поселили в архиерейском домике, стоящем у ворот. Дали ключ и наставление никому чужому не открывать дверь, спрашивать без церемоний через окошко в коридоре: «Що потрібно?»
Во вторую ночь моего пребывания в обители, в 3-ем часу проснулась от лая монастырских собак-сторожей Рыжика и Афона и громкого стука в ворота. Собаки лают, стук, сон — долой, но и выйти нельзя – не велено. Через некоторое время идут матушки в светлых подрясниках, в белых платочках (монахини спят с покрытой головой). Открыли ворота, выяснили, что к чему. Тут и я решилась выйти на крыльцо. Страха не было, ведь все мы в монастыре под Покровом Божьей Матери находимся. Матушка игуменья успокоила: «У селі людина раптово захворіла, то родичі прийшли, щоб ми помолилися. Але це в нас уперше вночі таке сталося».
На следующую ночь — снова грохот в ворота, лай. Проснулась, сердце колотится. Жду, когда монахини откликнутся. Но никого нет, а грохот продолжается. «Вдруг, — думаю, — снова с кем-то плохо!» На скорую руку надеваю длинный халат (подарок матушки игуменьи), платок на голову, и, не заметив, прямо в тапках поспешила к домику, где кельи монахинь. Матушки уже проснулись, выходят с м. Серафимой. Оказалось пьяный бродяга невесть зачем ломился. Объяснились – ушёл.
— Ну, такого ще в нас не було, — воскликнула игуменья.
— Для чого ви вийшли з будинку? – строго спросила м. Серафима.
Я нарушила запрет. В монастыре послушание – превыше всего!

Воскресенье
5В монастырь едут, чтобы обрести мир душевный, спокойно разобраться во внутренних проблемах, гнетущих и раздражающих душу. Все условия для этого есть: тишина, размеренный жизненный ритм, послушание, постоянная молитва, исповедь и, конечно, Причастие! Начала готовиться с первого дня, прочитала все каноны, молитвы, говела (ни капли, крошки скоромного в течение трёх дней перед Причастием). Накануне, вечером, в монастырской церкви исповедовалась батюшке, и пошла с миром в душе в свой домик.
По дороге остановилась возле больших информационных щитов, где размещены6 правила поведения на территории монастыря. Читаю, и сердце замерло, нельзя во время церковных служб читать не соответствующие службе молитв! Вспомнила, как иной раз читала каноны на Вечерне, как часто молилась своими словами, не вслушиваясь в общие молитвы, как во время Литургии читала утреннее правило… Ну, вот тебе и исповедовалась!.. Пошла к м. Серафиме.
— Якщо з ранку будуть сповідники, то висповідаєтеся…
Для мирского человека такая строгость непонятна, но — что делать!..
7Служба начинается в 8.00. Ворота открыты настежь, и идут, едут православные с ближайших сёл. Женщины с детьми, мужчины, парни, пожилые люди. Светлые платки, по-крестьянски завязанные под подбородком, заметно преобладают над чубами и лысинами. Ничего удивительного — первыми, увидевшими Христа воскресшего, были жёны-мироносицы…
В храме, в отличие от городских церквей, тихо-тихо, словно и нет никого. Покрикивающих младенцев молодые мамы спешат вынести на монастырский двор.
8Маленькая церковь снаружи чистая, бело-голубая, 9внутри сияет яркими красками, сусальным золотом, как пасхальная писанка! Электричество в церковь не проведено специально, лишь лампадки и свечи горят…
Звучит пение монашеского хора на клиросе. Какими словами описать пение матушек? Краше не доводилось слышать!
Местный батюшка ведёт службу неспешно, по-крестьянски добротно, словно землю пашет. Проповедь произносит «щиро» (искренне), бесхитростно, простословно, зная свой приход, чаяния односельчан. Словно на крепко сбитом корабле плывём по житейскому морю, паруса веры натянуты туго ветром надежды и солнце Любви освещает нам путь. Старая метафора, но какая верная!
Мои волнения улеглись, как только к батюшке потянулись исповедники. Ещё раз исповедовалась и, слава Богу, причастилась.

Дуб мудрец – долгожитель
13Монастырь стоит на заповедных землях. В нескольких шагах от него не растёт, а высится, клубится дуб-богатырь. Гранитная таблица с высеченной информаций гласит, что ему более 1300 лет!!!
Если присмотреться внимательнее,14 то заметишь, как из мощного, словно каменного ствола выглядывают головы чудищ, страхопудов. Или это пережитые невзгоды и бури оставили следы, или дуб был участником языческих обрядов друидов, и образы злых духов навеки запечатлелись на его теле, подобно кельтским татуировкам или страшным химерам готики.Вокруг дуба — полчища злючих-кусючих стражников комаров, охраняющих дуб от чрезмерно любопытствующих туристов. Сфотографировать дуб – проблема, не успеешь «найти» кадр, как тучи кровососов впиваются в лицо, руки…
Но дубу не нужны охранники, он на своём веку пережил столько всего: громы-молнии били и крушили его, ветры-вьюги безжалостно хлестали, ливни-бури ломали ветки, войны жгли огнём. Но он выстоял, как природный памятник великому терпению и стойкости.

Сон
В первый день приезда спала, как убитая. Следующие два дня часто просыпалась, ощущая бодрость и прилив сил. Наконец-то матушка игуменья дала послушание на кухне: мыть посуду, прибирать, мыть полы в трапезной, кладовых, чистить картошку и прочие кухонные дела вершить. Жара, духота, работа кипит, пот струйками стекает со лба, по спине, а на сердце — покой, мир, никаких тревожных и «политических» мыслей, только Иисусову молитву про себя читаю. Ближе к вечеру — приятная усталость и удовлетворение — недаром монашеский хлеб ем.
10Но к ночи – дрёмы ни в одном глазу: дневной «бодрячок» не даёт погрузиться в сладкий монастырский сон. Значит — работать надо больше.
Как-то днём, после уборки трапезной, прилегла на 10 минут. Закрыла глаза — и увидела мгновенный яркий сон-символ: монастырь белый, сияющий стоит у дороги, а по другую сторону её несётся бурная, мутная река с грязно-коричневой водой. «Река нашей жизни», — подумала, просыпаясь.

Мысли

Светло, легко думается в монастыре. Решилась записать на память пришедшие мысли.

Время «проявляет» человека.

Труд (прежде всего физический) и молитва – два весла, что помогут привести лодку жизни в спокойную гавань.

Чтобы победить эгоизм – помогай другим. Особенно полезно для души ухаживать за тяжелобольными людьми.

Правда – фундамент человеческого достоинства и основа мирной жизни. Ложь, лукавство, обман ведут к потере мира душевного.

Гордыня и обман – подруги. Смирение и правда – любящие сёстры.

Смиренномудрый пребывает в радости и мире, хитромудрый – в суете и тревоге.

Мы пришли в этот мир не для того, чтобы удобно устроиться.

Нет рая ни в миру, ни в монастыре, но в монастыре идёт война с дьяволом, а в миру – с Богом.

18
Монастырские животные
Не могу не рассказать о монастырской «четвероногой братии». Атмосфера обители и на животных благотворно влияет. О комарах я уже упоминала.
21У матушек сторожами служат 4 собаки. Афон – довольно крупный пёс чепрачного окраса (с чёрной спиной), живёт в небольшом, но удобном вольере недалеко от главных ворот. Рыжик обитает в будке на цепи у леса, на задворках монастыря. Очень общительный пёс! На фотографии запечатлела его бедолагу, зарывшегося в «окоп» под будкой – достала жара!
А вольно бегают по территории обители два щенка лайки. Чтобы быть сразу на дружеской ноге, я на второй день своего пребывания набрала недоеденных кусочков на кухне и покормила собак. Они меня обнюхали, признали и больше никогда не лаяли.
Есть в монастыре несколько курочек-несушек, коровка и лошадь. В этот мой приезд не удалось попить ароматного монастырского молока – коровка была на сносях. Записала я несколько историй о животных рассказанных м. Николаей, но это — отдельное повествование.

Монастырская кухня
15Еда в обители простая, но необычайно вкусная. Секрет простой, но раскрыла его не сразу – всё готовится с любовью и молитвой. Матушки никогда не едят мясных блюд, но на церковные праздники, если есть возможность, готовят рыбу. Тушат, жарят, варят уху.
На фото – типичный воскресный обед, суп, картофельное пюре, яичница, монастырский хлеб, солёные огурцы, помидоры с грядки, пирожки с картошкой, большая чашка удивительного по вкусу чая с листиками мяты и чабреца (крайняя слева), слива.22
Интересно, что даже в постные дни для гостей могут испечь торт, в котором не будет ни яиц, ни сметаны, ни сливочного масла. И поверьте на слово, а. если хотите – проверьте (ниже — рецепт): торт вкусный — пальчики оближешь!

На огороде у матушек растут кабачки, патиссоны, огурцы, помидоры разных сортов, тыквы, петрушка, укроп, чеснок, лук, свекла, картофель, капуста, горох, фасоль разная, малина, крыжовник, яблоки, груши, слива, ой, чуть не забыла, чёрная смородина… Что ещё не назвала? Всего понемногу, но хватает на зиму запастись для себя и для гостей, странников. Всё это фруктово-овощное богатство растёт и плодоносит стараниями и трудами матушек. Трудятся они от зари до зари. А ночами ещё и молятся, неусыпную Псалтирь читают. Местные крестьяне, скромные и усердные, весной и осенью стараются помочь сёстрам.
23Для матушек самое вкусное кушанье — просфора и свячёная вода, а главное Блюдо – Святое Причастие, чем они и живут. Когда уезжала, то они пытались меня нагрузить своими соленьями-вареньями, но я, нарушая правила этикета, взмолилась, что у меня только две руки, а дорога ждёт с пересадками. Но с десяток просфор, ведёрко свежей черники в сахаре и постных рогаликов для своих родных не смогла не взять. Всё это такое вкусное и… духовно-любовное.

Детали
В монастыре вода из колодца и артезианской скважины — 24aдля технических нужд: в бак для душа (в душе воду греют с помощью бойлера), для полива цветников, сада, огорода. Умывальники в кельях «ручные» с ведром внизу для слива. Газа тоже нет, отапливаются кельи дровами, пища готовится на дровах и на электроплите. Дрова привозят матушкам благодетели. Туалет в монастыре по старинке на «улице» у леса. Деревянный сарайчик с обычными сельскими дырками в деревянном настиле над выгребными ямами. Чистота необыкновенная, нет ни одной мухи и дурных запахов!25                                                       У матушек — большой погреб, чистый, «вапном» побеленный с аккуратными полками, где стоят пузатенькие банки с соленьями-вареньями. Матушки, как хомячки, заготавливают всё, что подарил им урожай: щавель солят, заправляют подсолнечным маслом и закатывают в банки, берёзовый сок (рецепт см. ниже), сушка в холщовых мешках, грибы, травы лесные для заварки. Всех пришлых одаривают матушки своими дарами-трудами, как в сказке!

P. S. Зная, что в монастыре не принято фотографировать, не решилась брать камеру, но игуменья разрешила, и я фотографировала мобилкой. Так что качество фото желает лучшего. Снимала так, чтобы не смущать матушек.

Виктория Ковальчук, 21.09.14

Песня от души

рецепты

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
This entry was posted in Без рубрики. Bookmark the permalink.

Comments are closed.